Выступление Н.В. Левичева на круглом столе «Формирование имиджа региона», Вологда Печать
31.03.2011 15:00

Региональная политика и имидж региона
О Глобализации и региональной политике.

Россия как государство является страной регионов и региональная идентичность остается довольно значимой составляющей в индивидуальных и групповых представлениях людей о стране, о себе, о мире.

Эта проблема имеет и политическое измерение. Традиционные административно-политические (области, края, республики и т. д.) и экономические (экономические районы и зоны) единицы теряют статус единственно правильных и наиболее эффективных объектов региональной политики и управления. Сегодня все больше говорится о субрегиональной политике, о различных формах приграничного сотрудничества, о возможности международной кооперации между регионами.

Эффекты глобализация часто оказываются для управленческих структур неожиданными, не всегда прогнозируемы. Глобализация, оставаясь одним из наиболее интенсивных процессов в современном мире, диктует необходимость оценивать перспективы и риски для стран, включенных или исключающих для себе возможность участвовать в глобализационных процессах.

Можно сказать, что Россия, безусловно, относится к той группе стран, которая хоть и не избегает глобализации, но пока четко не определила своего места в ней. Россия пока не относится к числу стран, которые активно включились в глобализационные процессы. По индексу глобализации мы находимся на 47 месте.

Но в независимости от того, какую стратегию Россия предпочтет, ясно, что задача формирования благоприятного, позитивного образа продолжает стоять на повестке дня.

Образ России

К сожалению, сегодня новый образ российского государства, сложившийся в результате «неолиберальных реформ», как «третьеразрядной страны» и «периферии мирового капитализма», вступил в явное противоречие с российской исторической традицией, менталитетом и политическим сознанием общества.

Сохраняется серьезный диссонанс в массовых представлениях граждан других стран о реальном геополитическом, экономическом, историческом и культурном значении России в мировом сообществе и ее нынешнем положении в глобализирующемся мире.

И хотя понимание необходимости выстраивать позитивный имидж России сложилось, говорить о продуманной информационной политике не приходится. При этом СМИ, правительство, политические партии, общественные объединения, участвующие в этом процессе, действуют несогласованно и противоречиво.

Наиболее популярная метафора образа России - которую эксплуатируют российские СМИ и российские политики – мост между Европой и Западом в духе примитивного евразийства. Однако этот образ не выглядит привлекательным ни с точки зрения западных партнеров, ни с т.зр. наших соседей по евразийскому пространству.

Традиция презентовать Россию только как производителя матрешек, водки и икры, что мы наблюдаем ежегодно на многочисленных днях России в Европе и Азии, вряд ли поможет избавиться от лубочного образа нашей страны.

1. СМИ и формирование образа. Не существует единого и статичного образа России, он динамичен. Нужно понять, какие группы его формируют и работать с ними. Так, например, если политическая элита Евросоюза, заинтересованная в углублении контактов с Россией, придерживается нейтральной позиции, то европейские СМИ часто формируют искаженный и негативный образ страны.

Информационная политика по-прежнему остается очень идеологизированной сферой. Создается впечатление, что большинство западных журналистов до сих пор не вышли из окопов Холодной войны. Не утверждаю, что на Западе существует пресловутый заговора, делающий прессу орудием антироссийских сил.

Однако сообщения западной прессы из России довольно односторонни и тенденциозны. Да к тому же и очень однообразны.

Существование в западном общественном мнении ряда расхожих клише относительно России объясняется не столько проблемами самой России, сколько проблемами Запада. Западное общественное мнение традиционно «демонизировало или, напротив, идеализировало Россию» не столько из-за ее реальной роли в Европе, сколько из-за собственных страхов или собственных ожиданий, рождаемых в европейском обществе своими собственными внутренними проблемами.

Пару лет назад бывший посол Великобритании (Тони Брентон) признал, что Западные СМИ создают чрезвычайно негативный образ России (Financial Times, заседании Русско-Британской торгово-промышленной палаты. (11.10.2007) По словам дипломата, в материалах западной прессы "часто очень трудно узнать страну, какой ее видим мы - те, кто живет здесь и любит ее".

Сегодня в европейских СМИ преобладают скорее не антироссийские, а антипутинские настроения. На политические и экономические темы пишут в основном в негативном ключе, а на общечеловеческие темы, о России, в позитивном.

Важно заметить, что у значительной части населения зарубежных стран интерес к России сегодня отсутствует, или, является эпизодическим, возникая в связи с конкретными (чаще всего, сенсационными) событиями в международной или внутренней российской жизни, что способствует сохранению стереотипов, переходящих от поколения к поколению еще с времен маркиза де Жюстина.

Пока мы сами не начнем работать над формированием собственного имиджа страны, региона, народа, до тех пор истории о России будут осенены «развесистой клюквой».

2. Образ России и образы регионов. К сожалению, образ России во многом строится на образе Москвы. Именно эта составляющая доминирует в представлениях иностранцев. Учитывая, что Москва имеет славу одной из самых дорогих и весьма опасных столиц мира, это не слишком нам помогает.

Важно подчеркнуть, что целостный образ России должен складываться и на основе региональных составляющих. Однако и для многих россиян Россия скорее карта, состоящая из множества цветных лоскутков, за которыми нет реальных представлений и впечатлений.

Нужно создавать условия для внутреннего туризма. Это не просто способ пополнить бюджет и сформировать доступную культуру досуга, это один из самых действенных способов формирования патриотического сознания, гражданской идентичности.

В этой связи хотел бы особенно остановиться на бережном отношении к культурно-историческому наследию. Последние годы мы наблюдали, как в угоду сиюминутной прибыли сносились памятники архитектуры, а на их месте возводились торгово-развлекательные комплексы. Лидером в этом варварском уничтожении нашей культуры была Москва, но ее быстро догнали и другие регионы. В результате города утрачивают свою самобытность, уникальность, инаковость, что как раз и может быть интересно туризму. Одна из самых острых проблем современного градостроительства – разрушение исторических центров городов. Специалисты все чаще говорят о том, что городской ландшафт – это такая же культурная ценность, как и отдельные памятники архитектуры. Уверен, в этой связи вологодцам есть о чем сказать.

Как следствие, Россия так и не смогла превратиться в туристический центр, доходы от туризма ничтожны (не превышают 3% ВВП) и не соответствуют тому потенциалу, который имеет страна. На ее долю приходится около 1% мирового туристского потока. Не думаю, что продолжая разрушать памятники архитектуры и загрязнять окружающую среду, мы станем привлекательной страной для туристов и инвестиций.

Россия была и остается страной богатейшего культурно-исторического и природного наследия, на территории которой находятся выдающиеся архитектурные, исторические и природные памятники. Всего в полном списке Всемирного наследия числится 878 объектов, 23 из них находятся в нашей стране. Однако этим не исчерпывается культурно-исторический потенциал России.

К сожалению, в последнее время многим уникальным памятникам в нашей стране был нанесен невосполнимый урон, многие из них были подвергнуты полному уничтожению, варварской реконструкции, нецелевому использованию. Большая группа памятников, входящих в список Всемирного наследия, находится под угрозой изменения окружающего ландшафта и социально-культурной среды, что приведет к деградации и уничтожению сами памятников.

Одна из ключевых причин такой ситуации – несоблюдение существующего законодательства РФ об Охране культурного наследия, несовершенство самого законодательства, в т.ч. несоответствия или несогласованности многих норм российского законодательства международному праву в области охраны памятников.

В целях гармонизации национального законодательства с международным, считаю необходимым его приведение в соответствие с Конвенцией ЮНЕСКО о всемирном культурном и природном наследии (Париж, 1972) и Европейской Конвенцией об охране архитектурного наследия Европы (Гранада, 1985), Европейской конвенцией об охране археологического наследия (Ла Валетте, 1992), а также скорейшую ратификацию Европейской конвенции об охране Европейского ландшафта (Флоренция, 2000).

Замечу при этом, что законотворческая работа и ратификация международных договоров является лишь инструментом в сохранении природного, архитектурного, культурно-исторического наследия нашей страны.

Сохранить богатейшую культуру силами только государства или правоохранительных органов невозможно, если из этого процесса исключены граждане, общество в лице разнообразных общественных организаций, НКО, гражданских инициатив.

Сохранение культурного наследия должно стать основой национального возрождения России.










Вологда, 31 марта 2011 г.