Так что же имеется в виду сегодня под левыми силами в современном российском обществе.
15.05.2012 14:40

С.М.Миронов, выступая 5 апреля на заседании Съезда палаты депутатов партии «Справедливая Россия», сказал, что «Путин победил во многом благодаря левому электорату». С этим выводом приходится согласиться, но тут же зададимся вопросом, а что же представляет собой левый электорат как массовое явление.

Прежде всего, это госбюджетники – учителя, врачи, преподаватели, работники культуры и науки, пенсионеры, а также значительная часть рабочего класса и ИТР, занятых в сырьевых и обрабатывающих отраслях промышленности. Скорее всего, это не настоящий средний класс, это андер миддле класс. Я бы сказал, это класс обделенных, а часто и попросту обездоленных.

Левым он является потому, что он по-прежнему выступает носителем советских ценностей. Эти люди ведут в значительной мере советский образ жизни, испытывают естественно ностальгию по советским порядкам, несмотря на необратимость времени и на систематическое развенчивание всего советского. О размерах левого электората можно судить по статье Н. Зубаревич «4 России», в которой говорится, что левый электорат сосредоточен главным образом во второй, промышленной России и в третьей, сельской России.

Проблема состоит сегодня в том, что этот электорат, который своими голосами принес победу Путину, по мнению многих политологов и ученых, вовсе не является левым.

Оказывается, есть настоящие коммунисты, которые называют КПРФ проповедником консервативного, реакционного коммунизма. КПРФ «полностью дискредитирует коммунистическое движение и создает питательную почву для заражения его национал-социализмом» (ж. Альтернативы. 2011. №3. С.61). Эти слова принадлежат А.А. Пригарину, руководителю РКП. Его перу принадлежит также получившая известность в интернете статья «Консервативный коммунизм». Есть и более хлесткие характеристики в адрес Г.А.Зюганова, вплоть до того, что по своей сути зюгановский коммунизм очень близок к «левому фашизму».

В дискуссии по поводу статьи В.Иноземцева «Кризис левой идеи», опубликованной (я имею в виду дискуссию) на страницах журнала «Альтернативы», принял участие В.Межуев. Я цитирую. « Мне кажется, в России мало кто понимает суть и смысл левой идеи, как она трактуется и практикуется у себя на родине - на Западе. Как объяснить, что за пределами Запада левая идея, вопреки своему гуманистическому потенциалу, облекалась, как правило, в форму тоталитарной и человеконенавистнической идеологии типа сталинизма, маоизма и пр.? Да и нынешние коммунисты в России в лице КПРФ есть всё, что угодно, но только не левые» (2011. №3. С.64).

Отсюда у марксистов европейской ориентации, кем является В.М.Межуев и его единомышленники, да и не только у них, крайне негативные оценки той части российского народа, (названной ранее левым электоратом), которые разделяют так или иначе советские ценности. Не будем их приводить. Они хорошо известны.

Если все это так, то настоящие левые у нас в стране представлены, помимо разрозненных групп европейских марксистов, прежде всего, социал-демократами, ориентирующимися на европейскую социал-демократию, на ее теорию и практику.

В двух словах об эволюции европейских социал-демократических идей, к чему они пришли сегодня. Эволюция очень показательна, После второй мировой войны в странах Западной Европы начинается становление социального государства. Здесь главная заслуга принадлежит социал-демократии. Но что важно отметить. Смысл духовной революции в учении К.Маркса у неё постепенно сходит в течение XX века на нет. Социал-демократическая версия учения Маркса это в определяющей мере социологическая версия марксизма. Политическая борьба на правовом поле за социальные права, борьба в самом широком смысле - вот путь, который ведет к постепенной реализации социалистических целей и ценностей. И никаких утопий.

Обращение к опыту борьбы за социальные права европейской социал-демократии чрезвычайно полезно во всех смыслах и для самой отечественной социал-демократии, и для страны в целом, но здесь есть одно но.

Что же отличает теперь европейскую социал-демократию от социал-либерализма? Утрачивает ли социал-демократия свои собственные черты, свою самостоятельность или нет? На эти вопросы ответ по существу может быть, к сожалению, положительный, да. Для современной западной социал-демократии даже ревизионист начала XX века Э.Бернштейн слишком левый.

По большому счету европейских социал-демократов уже трудно отличить от социал-либералов. Третий путь Шредера и Блера, Большая коалиция в ФРГ – это и есть постепенное взаимопроникновение демократов и либералов на социальной почве. Конечно, не все здесь так просто.

Да, действительно, на Западе начался пересмотр всей концепции социального государства. Это не просто наступление на уже завоеванное. Это в том числе и попытка преодолеть европейскую стагнацию в условиях ожесточенной глобальной конкуренции, добиться возвращение прогресса и развития. Такого рода союз порождает новую концепцию, суть которой «либерализм – это левая идея». Так, к примеру, называется недавно вышедшая из печати книжка итальянских авторов А. Алексина и Фр. Джавацци. О чем она. Правые (крупный бизнес) и левые (квалифицированные рабочие) объединились против либеральных реформ. Как пишут эти авторы, тот, кто принимает близко к сердцу исторические ценности левых, должны быть в первых рядах борцов за свободный рынок, за мобилизацию рынка труда, в том числе, и за многое другое, одним словом, за масштабную либерализацию общества. В конкретных европейских условиях такое объединение сил в борьбе за конкурентоспособность для европейских стран вполне возможно и вполне понятно. Но причем тут левая идея?

Что касается соединения либерализма и левых идей, то у нас в стране ситуация совсем другая. Отечественный либерализм, который при власти, имеет гораздо худшие черты чем западный, он скорее бездушного и людоедского, чем социального характера. Такой либеральный слой, который существует при власти и обслуживает ее, формирует по своему образу и подобию ту часть среднего класса, которая имеется в самых крупных городах (Первая Россия, по Зубаревич,) и которая может быть причислена к настоящему среднему классу, к креативному так называемому слою общества. В этой ситуации отечественной социал-демократии пойти по пути сближения с таким либерализмом, с такими либеральными слоями невозможно, это равносильно самоубийству. А другого либерализма у нас при власти нет. А вне власти имеется совсем немного вполне нормальной либеральной интеллигенции, в том числе среди нее находятся и европейски ориентированные марксисты, хотя с ними вести дискуссию не просто. Эти настроения интеллигенции уходят своими корнями в исторически не так далекие оттепельные и перестроечные настроения.

Для отечественной социал – демократии остается вакантным тренд влево. Смысл ее выживания и развития сегодня – это еще более настойчиво и целеустремленно работать с левой массой, поскольку вправо в любом смысле дорога перекрыта. Этот тренд – демократический социализм, о нем неоднократно говорил в своих предвыборных выступлениях С.М.Миронов. Сдвиг влево ощутимо проявил себя в последних событиях в Астрахани. Не плестись в обозе сил, сражающихся за демократические ценности, а возглавить их или, по крайней мере, стать одним из центров их кристаллизации.

Но что объединяет объективно левые силы - и те, и другие, это борьба за институциализацию гражданского общества, за демократизацию политической системы, за реализацию гражданских и политических прав, и просто за человеческое достоинство. Беспредел, сползание в феодальное средневековье нельзя больше терпеть. Но радикализация влево отечественной социал-демократии потребует от неё, по крайней мере, одного – более позитивного отношения к ценностям левого, советского электората. Если социал-демократы говорят о Сталине теми же словами и дают те же оценки, что и Сванидзе, это означает, что, так скажем, мягко, путь к этому электорату пока не найден и тогда не надо питать особых иллюзий относительно расширения социальной базы социал-демократии.

Итак, есть три тренда развития левых настроений, если не очень строго это делать. Первый тренд - в сторону поддержки КПРФ и тех, кто защищает идею сильной державы, ориентирован на сохранение патерналистского государства, проведение авторитарного модернизационного рывка для достижения стратегической цели – социализма российского типа. Всё это требует признания глубочайшего своеобразия российской цивилизации. В некотором смысле нам оказывается типологически близким социализм с китайской спецификой. И тогда социализм с российской спецификой приобретает определенные черты традиционалистского социализма, а не социализма европейской социал-демократии.

Второй тренд - это тренд в сторону социал-демократии, которая сама находится на развилке – либо демократический социализм, либо социал-реформизм и сближение с идеями и целями социал-либерализма. Тогда это признание того, что российская цивилизация есть часть европейской цивилизации со всеми вытекающими отсюда последствиями, в том числе и по отношению к вертикали власти.

Третий тренд - это всё более набирающие сил и признания молодежные левые движения, которые разделяют и поддерживают ценности, цели, идеалы коммунизма, как их понимал К.Маркс, но отвергают всё остальные стороны его учения – партийную организацию и партийную идеологию, исторический детерминизм и объективный характер законов развития общества и т.д.

Но перспективы левого спектра идей и действий в российском обществе нельзя рассматривать вне целостной картины состояния общества. Ситуация такова. Российское государство есть сегодня некое импероподобное образование с демократическим декорациями, если говорить по большому счету. И здесь во многом ответ на предпочтения, проявленные левым, советским электоратом в ходе президентских выборов. Но если государство реально хотело бы двигаться в сторону европейского цивилизованного нормального капитализма, то оно по достоинству оценило бы усилия социал-демократии. Однако государству прагматичнее, выгоднее использовать левый электорат с советскими предпочтениями. Явные и скрытые причины этого – отдельный разговор. Но государство не склонно идти ни в ту, ни в другую, а тем более в третью левую сторону.

А пока импероподобное российское государство впервые признало себя в одной из предвыборных статей Путина капиталистической страной. Государство как молодой капиталистический хищник отправилось в весьма рискованное путешествие по океанам и морям именно капиталистической глобальной экономики в надежде занять в ней достойное место. Ситуация очень схожая с ситуацией столетней давности. Сегодня самый главный вопрос это вопрос о том, как поведут себя в сложившейся ситуации все три составляющие левых сил в стране после президентских выборов 2012 года. Он требует отдельного рассмотрения. К сожалению, все три составляющие левых сил не испытывают друг к другу особых симпатий, нередко вступают в жесткую конфронтацию – и в этом и состоит проблема всего левого движения в российском обществе.

Владимир Шевченко, д.ф.н.

 

 

 
Интересная статья? Поделись с другими:

Институт Справедливый Мир

Наши партнеры

Официальный сайт С.М. Миронова Интернет-журнал «Социалист» - вестник Института «Справедливый Мир» Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ СОЮЗ ЖЕНЩИН РОССИИ